Направления отдыха:

Полный список и обзоры :

О сплаве по сложным рекам на байдарках и каноэ.

Прогресс в водном туризме в последние годы характеризуется освоением все более сложных рек. Для плотов, больших надувных средств сплава это — прохождение новых рек (Муксу, Бзыбь), а также не пройденных сложных участков на реках давно покоренных (Чулышман — каскад «Каша», Язулинский каньон; Чуя — Мажойский каскад).

Сложный сплав на байдарках осуществляется чаще всего по рекам, пройденным на более мощных судах. Смысл таких походов состоит не только (а иногда и не столько) в чисто туристском прохождении реки, но и в преодолении порогов высокой сложности именно на байдарке. Вопрос здесь не в том, какое судно лучше избрать для данной реки, а в том, какую выбрать реку (или участок ее) для прохождения на байдарке (естественно, чтобы такой сплав учитывал возможности байдарки).

Особенно характерна в этом плане река Башкаус на Алтае. Сложность Башкауса в то время казалась фантастической, хотя группа Н. Телегина прошла на плотах только верхнее и среднее течение. Разговор о байдарках на этой реке не мог даже и зайти в то время. В последующие годы Башкаус был пройден полностью, вместе с Нижним ущельем — сложнейшим многокилометровым каскадом с уклонами до 24 м/км и расходами порядка 100 м3/сек, со слабо разработанным, заваленным крупными скальными обломками руслом и некомфортными условиями по берегам — скальные стены или крупноглыбовые осыпи.

Сегодня река пройдена и известна. Однако и сейчас прохождение ее остается престижным для любой плотовой группы, особенно в высокую воду, — своего рода эталоном мастерства и туристской зрелости.

И на такую реку уже давно замахнулись байдарочники. Попыток прохождения ее известно немного — все они сделаны высококвалифицированными группами.

1974 г. Москвичи под руководством В. Красникова прошли Башкаус от верховьев до поселка Усть-Улаган (т. е. только верхнее течение) на плоту, ЛАСе и байдарке (последней удалось пройти часть сложных препятствий верхнего Башкауса). Через две недели туристы из Тулы под руководством Г. Гейна-четыре байдарки — продвинулись еще дальше, до реки Тускуль, и впервые дошли до Нижнего ущелья (правда, на верхнем Башкаусе были обносы). Оба сплава были совершены в очень малую воду, когда река существенно теряет силу.

Группа под руководством автора на трех байдарках повторила успех туляков в 1976 г., но в более высокую воду. Впервые были пройдены сложные препятствия верхнего Башкауса-первый каньон, порог «Водопадный». В Саратанском каньоне — кульминации верхнего Башкауса -произошел групповой переворот при сплаве, в результате каньон был пройден лишь наполовину.

1978 г. Группа автора специально готовилась к новому походу, ее состав был увеличен до 12 человек и шел на двух четырехместных катамаранах и двух байдарках. Вода в реке в тот год превышала уровень предшествовавших лет, когда совершались плотовые походы. Мы прошли верхний и средний Башкаус без обносов. Нижнее ущелье удалось пройти примерно до середины, до места, где новый подъем воды и соответственно увеличение расхода воды заставили нас отступить. На пройденном участке нижнего Башкауса байдарки преодолели серьезнейшие пороги: «Безлюдный», «Мельница», «Камикадзе», были обнесены «Баррикадный», «Крутой», «Ключевой».

В 1981 г. ленинградцы под руководством В. Семенова (катамаранная группа увеличена до трех единиц, плюс две одноместные байдарки) по такой же примерно, что и в 1978 г., воде прошли без обносов верхний и средний Башкаус; в Нижнем ущелье уровень воды не поднимался, что позволило дойти до устья, — правда, только на катамаранах; байдарки закончили сплав в том же месте, что и экипажи 1978 г.

Такова история байдарочного сплава по Башкаусу: 8 лет, 5 групп, и река пока не пройдена.

Каковы же выводы, прогнозы; дальнейших прохождений? . Как полагают специалисты, Нижнее ущелье, безусловно, интересный объект для байдарочных судов. Вопрос целесообразности таких прохождений решается в зависимости от уровня воды. В малую и среднюю воду река доступна для; байдарок, возможно обеспечение безопасности. В более высокую воду (нижней границей ее можно считать уровень 1978 и 1981 гг.) сплавляться не следует. Река при уклонах до 24 м/км и расходе до 200 м3/сек представляет собой поток, в котором трудно обеспечить безопасность. Кроме того — неоднородность струи, а пенные образования по своим размерам одного порядка с размерами байдарки и оказывают на последнюю воздействия, превышающие возможности экипажа бороться с ними в таких условиях. В малую же и — среднюю воду, напротив, река проходима подготовленными группами. Рекомендуется, однако, обнос 6-8 порогов в Нижнем ущелье («Баррикадный» — вход в порог; «Крутой»; «Ключевой» — 1-я ступень; «Капкан» — «Мясорубка»; «Семейный» — «Упрямый»; «Тесный» — «Калибр»).

При увеличении уровня воды этот перечень может увеличиваться (вплоть до ухода группы с маршрута).

Прогресс в освоении горных участков достигнут в последнее время в связи с новым подходом и существенными достижениями в следующих основных составных частях подготовки путешествия: мастерстве и подготовке участников, инвентаре, обеспечении безопасности. Рассмотрим эти проблемы по порядку.

Мастерство и подготовка участников. Подготовка спортсменов к сложным походам мыслится в настоящее время на основе серьезной слаломной подготовки. Именно освоение туристами техники гребного слалома в первую очередь расширило их возможности и позволило пройти такие реки, как Башкаус, Чулышман, Шахдара, Ойгаинг — Пскем, Аварское и Андийское Койсу.

Тренировки в гребном слаломе осуществляются на байдарках и каноэ на бурной реке. Спортсмен учится свободно чувствовать себя на легкой маленькой лодке в мощном потоке, решать задачи по преодолению слаломной трассы, сходные с прохождением сложного порога. Туристу, на наш взгляд, необходимо владение слаломом на уровне I спортивного разряда. Примерно такую подготовку имели байдарочники всех перечисленных групп на Башкаусе.

В гребном слаломе используются три вида судов: байдарка и каноэ одиночки, каноэ-двойка. Разумно, чтобы в гребном слаломе байдарочники-туристы гребли на байдарках, а те, кто гребет канойным веслом (например, катамаранщики), — на каноэ.

Инвентарь. Вопрос об использовании техники гребного слалома вплотную подводит нас к проблеме инвентаря в водном походе. Действительно, применение слаломных приемов на судах «Салют», «RZ-85», «Луч», «Ладога», «Нептун», «Таймень» (одним словом, на любых байдарках, предлагаемых нам промышленностью) затруднено, а в полном .объеме и невозможно. Слабое конструктивное решение этих байдарок делает их чрезмерно уязвимыми от ударов о камни и воздействия водного потока.

В настоящее время имеются конструкции байдарок, вполне отвечающие требованиям, предъявляемым к судам такого класса. Их обводы похожи на обводы слаломных байдарок и каноэ. При весе 15-20 кг (против 40-50 кг у «промышленных» байдарок с учетом необходимых переделок) они практически не боятся ударов о камни и требуют в походе минимального ремонта. Байдарки этого семейства заложили П. Добрынин и К. Подъяпольский. Сейчас эти байдарки широко известны, хотя изготовляются только самодеятельным способом.

Стеклопластиковые суда в сложном походе не менее, если не более, перспективны. По всем качествам, особенно в плане использования слаломной техники, они существенно превосходят разборные суда. Даже вопрос с поломками и ремонтом решается проще со стеклопластиковой лодкой. Изготовить ее также гораздо проще, чем разборную. Сложна лишь доставка судна к месту сплава. Однако, когда речь идет о суперпоходе (вроде Башкауса), с многолетней подготовкой и концентрацией усилий большого коллектива, вряд ли доставка окажется определяющей.

В более простых путешествиях, где подходы сопряжены со слишком большими трудностями, а спортивный сплав не является основной целью, следует предпочесть разборные конструкции.

Вот какие суда использовались на Башкаусе: 1974 г.: Г. Гейн — «Салют»-4, 7, В. Красников — «RZ-85»; 1976 г.: С. Папуш — «RZ-85» (в обоих случаях переделанные); 1978 г.; С. Папуш — самодельные разборные конструкции; 1981 г.: В. Семенов — Стеклопластиковые байдарки.

И последнее, что хотелось сказать об инвентаре. Отличие байдарки от каноэ заключается лишь в типе гребли. Иными словами, в походе можно, и весьма успешно, использовать не только одно-двух-местные байдарки, но и одно-двухместные каноэ. Некоторые группы, в том числе и автора, так и делают в последнее время.

Сравнительный анализ качеств и; возможностей всех четырех типов судов практически показывает их: одинаковую пригодность для туристских целей. За рубежом, например, каноэ более популярно, чем байдарка; по-видимому, и у нас в стране каноэ завоюет большую популярность.

Сейчас непременное условие сложного похода на байдарках (и каноэ) — включать в группу судов: катамараны. Четырехместный катамаран — великолепное судно, способное проходить сложные каскады; оно имеет наибольшую по сравнению с другими судами в этой «весовой категории» скорость и может быть эффективно использовано в целях обеспечения безопасности. Канойная гребля при условии «коленной» стойки позволяет использовать весь арсенал слаломных приемов (кроме накренения судна), что расширяет возможности экипажа.

Каноническим, пригодным в самых разных походах следует считать четырехместный катамаран, с диаметром баллонов 50-60 см и размерами 5 X 2-м. Изготовлен он должен быть из легких прочных современных материалов, каркас дюралевый (в простых походах с большой пешей частью его можно делать из местных деревянных материалов).

Такой катамаран получил в последние годы широкое распространение. Все остальные гребные надувные суда с экипажем более 2 человек (большие надувные лодки, катамараны с другим числом экипажа, маленькие или слишком большие, с одной или двумя гребями) существенно уступают ему и постепенно вымирают в процессе туристской эволюции.

Вопросы снаряжения водника касаются лагерного инвентаря, палаток, спальных мешков, личного снаряжения, состава и веса продуктов питания. Здесь нет смысла на них останавливаться. Отметим лишь, что водный туризм весьма разумно заимствовал достижения в разработке этих проблем из горного и пешего туризма.

Применение новых синтетических материалов при изготовлении рюкзаков, палаток, спальных мешков, одежды, использование сублимированных продуктов существенно повышают качество снаряжения, снижают его вес и расширяют возможности групп при пеших переходах и, что особенно важно, при сплаве.

Обеспечение безопасности. Эта проблема стоит на первом месте в любом водном походе. Успешное решение первых двух проблем уже само по себе повышает безопасность любого похода. Действительно, регулярные тренировки на воде и повышение спортивного мастерства, привычка к бурному потоку, хороший инвентарь снижают вероятность аварии. В последние годы решающим фактором считают наличие нижней страховки, осуществляемой мощным спасательным судном. Наиболее подходящим является четырехместный катамаран, о качествах которого говорилось выше. Имея высокую скорость, остойчивость и жизнеспособность, он один в состоянии выловить человека в мощном потоке. На препятствиях, где такой катамаран не может страховать, страховка практически невозможна.

Характерно, что к помощи катамаранов прибегают теперь не только группы со слаломными средствами сплава, но и плотовые. Яркий пример тому — выдающееся достижение 1979 г. групп М. Колчевникова и А. Фомина — прохождение реки Чулышман с первопрохождением каскада «Каша» и отдельных порогов Язулинского каньона. Основным «проходящим» судном в этих группах служил плот, а на наиболее сложных участках была организована страховка катамараном.

Итог. Таким образом, группа для прохождения сложного (типа Нижнее ущелье Башкауса) маршрута на байдарках — слаломных судах должна состоять из четырехместных катамаранов и этих слаломных судов. При соответствующих условиях возможна береговая группа медицинского и кинофотообеспечения.

Катамаранов в группе должно быть не менее двух. Это необходимо для страховку самих катамаранов. В сложнейших случаях один катамаран можно обносить до прохождения первого судна. Состав слаломной группы может быть разнообразным, в зависимости от квалификации и специализации спортсменов, входящих в группу, и в любой случае должен насчитывать не менее 12 человек. Меньшая группа не в состоянии справиться со сложными порогами, и прежде всего с организацией страховки. Ведь 4 человека осуществляют страховку с воды катамараном, 2-4 человека — береговую страховку и не менее 2 человек — съемку прохождения; итого 8-10 человек обеспечивают прохождение препятствия одним экипажем.

Опыт показывает, что группы экстракласса имеют сейчас в своем составе 12-20 человек. Естественно, при этом резко усложняются взаимодействие и связь различных звеньев (страховки, кино-фото, сплавных экипажей, медицинского обеспечения) при прохождении препятствий. Не случайно стараются использовать для связи малогабаритные рации.

Группа должна составлять монолитный коллектив, дружно и быстро реагирующий на изменение условий, и в случае аварии мгновенно использовать все имеющиеся в распоряжении средства для ее ликвидации. Психологически река для такой группы — как вершина для альпиниста, которую можно покорить только сплоченными усилиями. Создание такого коллектива единомышленников, может быть, самая трудная задача, но, только решив ее, можно рассчитывать на успех.